Весенний календарь

Масленица в с. Кага В региональных полевых записях из архива лаборатории народной культуры наиболее полно представлен весенне-летний календарь, к датам которого приурочены многочисленные приметы, запреты, а также магические действия, ритуалы, преследующие цель благотворно повлиять на будущий урожай и приплод. Оправдано это тем, что большая часть сельских праздников в заводских поселках Белорецкого района Башкортостана проходила в свободный от металлургической деятельности весенне-летний период времени, между Пасхой и началом полевых работ.

Начало весны в регионе приходится на Масленицу и праздник Сорока мучеников, в народе называемый Жаворонки – 9 марта (22 марта); середина – на пасхальные праздники, а завершает весенний цикл Троица.

Масленица в с. Кага, 2010 г. Масленицу в регионе справляли в течение недели. Особенно выделяются последние четыре дня: четверг, когда молодоженов приглашали на блины к теще («масловаться»), где они гостили до субботы; пятница – начало традиционных катаний на лошадях; суббота – угощение родственников со стороны жениха; воскресенье – прощеный день, когда зять идет к теще с подарком и просит прощения – она, в свою очередь, «потчует» зятя блинами с маслом и яичницей.

На Масленицу в русских селах Южного Урала всю неделю катались с гор. Это было развлечение для всех категорий населения – от маленьких детей до пожилых женщин. С горы старались скатиться как можно дальше – чтобы «лен был долгий»: «На Масленицу катались старухи на санях, чтобы лён был хороший. На салазках с горы обязательно. Согнутся, подпояшутся и катаются с горы, говорят: «Теперь лен будет хороший». И мама моя соберется кататься. Валенки писанные были у нее. Придет назад. Я говорю: «Накаталась уже?». А она: «Хватит, раз скатилася» (Беляева О.И., 1913 г.р., Н. Авзян).

Масленица в с. Кага, 1973 г. Ледяную гору в регионе называли «катушкой». А катались с горы на колесах от телеги, которые заранее заливали водой с навозом, замораживали. К колесу привязывали жердь, а уже к ней прикрепляли санки. Вечером на лошади провозили бойкую бабу с прялкой, мялкой. Лошадь разгоняли, а женщина, «подвязанная старухой», все равно должна была прясть: «В Масленицу на лошадях катались, а вечером садится какая-нибудь баба в короб и прядет, а ее везут по деревне на лошади, вечером возили. Котора бойка баба, ту и садют, лошадь погонют, а она все равно прядет. Озоруют. Только ребята приедут, скажут: «С пряхой ехала!» (Патрикеева П.М., 1910 г.р.).  На лошадях в Масленицу катали также молодоженов – тех, кто женился уже в этом году.

В последний день Масленицы – проводы зимы. На возвышенности, как правило в центре села жгли соломенные снопы, а к концу XX века начали сжигать куклу.

Масленица в с. Кага, 1973 г. Обязательным атрибутом всей масленичной недели в горнозаводских селах Южного Урала являются блины как блюдо, характерное для переходных обрядов в целом (например, в похоронно-поминальных обрядах, а также на второй день свадьбы). Блины готовили в каждой семье, а также на улице в период массовых гуляний жителей, катаний с гор и на лошадях. По воспоминаниям старейших информантов, во время уличных проводов зимы на сани запряженной лошади ставили печку листовушку и выпекали блины, угощая всех желающих: «Масленица была. Каталися, собиралися рядихими. Это проводы зимы. Тогда же свои лошади были. Я и блины сама пекла. Листовушку на сани ставили, на лошадь. Люди подходють, кушають. Это же не щас…» (Желнина Т.В., 1923 г.р., Кага).  

Самый разгульный день в году приходился здесь в последний день Масленицы, на Прощеное воскресенье, когда зять приходил к теще на блины и приносил ей подарок.  К этому дню теща специально сбивала много масла, чтобы «сдобрить им блины»: угощать зятя следовало непременно жирными, масляными блинами. Помимо блинов, теща готовила для зятя яичницу: «На Масленицу зятьям делали яичницу. Блины пекут, а зять должен принести кофту или отрез на кофту или еще какой подарок. Прощенья зятья просили в воскресенье, в последний день Масленицы. Теща стоит, а зять на коленях и кланяется, и просит прощения: «Ты простишь, теща, или не простишь?». Доставали пластушки [засоленные или заквашенные полкочана – прим. авт.] и кислушку» [настойка в виде бражки – прим. авт.] (Платонова К.А., 1936 г.р., Платонова А.И., 1927 г.р., Н. Авзян). Подобного рода масленичные пиршества направлены на обеспечение изобилия и богатства, и в этом заключается продуцирующая функция пищи.

Ритуальное печенье «Жаворонки» Интересно, что блины, не съеденные до завершения Масленицы, доедали в горнозаводских селах через неделю в «сборное воскресенье». По рассказам информантов, блины со стола не убирали всю неделю, а если не успевали доесть до конца Масленицы – выносили на улицу, замораживали: «В последние дни Масленицы – проводы ее, доедали блины. Если не моgли доесть, то выносили их на мороз, на улицу. Но в сборное воскресенье все можно доесть – длины разоgревали и поедали…» (Бочарова Е.Д., 1914 г.р., Узян). Вероятно, что оставление еды на столе в этот период (этот же мотив прослеживается и в похоронно-поминальной традиции) рассматривается как акт своеобразного жертвоприношения, ритуального кормления добрых духов, душ предков, домового и т.д.

Ритуальное печенье «Жаворонки» Наши предки считали, чтобы весна пришла, ее нужно было позвать, попросить прийти, выкликнуть. Отсюда и слово «заклички». Как таковой «встречи весны» (точнее, ритуала «закликания весны») в регионе нет – он вошел в другой ритуал – «Жаворонки». Интересный материал собран по данному празднику. В день Сорока мучеников женщины горнозаводских сел выпекали из пресного теста фигурки в виде птичек с распахнутыми крыльями. В регионе известны два основных способа приготовления таких хлебцев. В первом случае тесто раскатывают как веревку, придают ему форму цифры «восемь», а концы поднимают в виде головы и хвоста. Глазки делали из сушеных ягод черемухи или с помощью уголька. Другой вариант приготовления печенья заключается в следующем. За основу брали лепешку, на ней косыми надрезами намечали хвостик, клюв и крылья. Внутрь могли запекать уголек, зернышко, монету, кольцо с целью узнать судьбу человека. Приготовленные жаворонки раздавали детям (Тирлян) или девушкам (Кага), которые должны были залезть с ними на крыши сараев, «покликать» весну и подбросить птиц вверх как можно выше: «Весной мама пекла птищек из теста. А мы брали их и залазили на повети и пели: «Весна красная. Птищку – чтобы пела, а нам – чтобы здоровье хорошее». И эту птищку ломали и ели, и кидали вверх» (Сорокина В.М., 1912 г.р., Тирлян).

Материал подготовила Лосеева И.В.
При использовании размещенных материалов ссылка на сайт обязательна

Традиционная кухня

Локальная зона русских горнозаводских сел Белорецкого района Башкортостана дает уникальный материал по традициям питания, которые складывались здесь со второй половины XVIII в., в период, когда на башкирских землях были основаны железоделательные заводы. Несмотря на то, что данные районы были сложны для хлебопашества и выращивания хлеба, с закрытием большинства предприятий люди смогли поднять земледелие и вывести его на достойный уровень.

Выпечка хлеба с древнейших времен являлась делом ответственным и почетным. По словам жителей региона, в конце XVIII-XIX вв. хлеб готовили на специальной закваске – он хорошо усваивался, имел сбалансированный состав, потому утолял голод и придавал силы на долгое время. Жители сел рассказывают, что пироги (открытые и закрытые, круглой, овальной, квадратной формы, маленькие и большие) готовили не так часто: преимущественно в православные праздники, а также в дни семейных дат (свадьба, рождение, крещение, похороны, поминальные дни) и на календарные праздники.

Пирог закрытый с грибной икрой из рыжиков. Из архива Уральской Г.И., 2014 г., село Кага Слово пирог, очевидно, происходит от древнерусского корня «пир» – такую выпечку готовили на большие события, для дорогих гостей и, как правило, для большой компании. Пирог заменял собой полноценный обед, его брали на пашню, в поле, в дорогу.

Без пирогов немыслимы были и ритуальные кушанья. Наличие пирога на столе говорило прежде всего о достатке и благосостоянии семьи.

В каждом селе существовали свои способы изготовления и выпекания пирогов. Традиции приготовления пирогов разных форм, из разного вида теста и с разными начинками в качестве ритуального и праздничного блюда и сегодня сохраняются в русских горнозаводских селах Белорецкого района.

Система питания жителей данной локальной зоны складывалась и подчинялась образу жизни бывших горнозаводских рабочих и их семей. Как показывают экспедиционные исследования и наблюдения, основу рациона составили овощи, затерюхи, болтушки, похлебки из муки, воды, продукты собирательства – ягоды, грибы, травы, а также продукты рыболовства и охоты. Очень полюбилась местным жителям неприхотливая ягода калина – ее повсеместно использовали для приготовления каш и выпечки.

Открытый пирог с черникой и малиной в исполнении Уральской Галины Ивановны. Село Кага, 2014 г. Технология приготовления открытых пирогов в селе Кага заключается в раскатывании приготовленного дрожжевого теста и покрывания его поверх начинкой. Традиционно для открытых пирогов здесь готовят начинку из выпаренной калины, смешивая ее с сахаром или домашним повидлом; с творогом и сахаром; с перекрученной черемухой с добавлением в нее сахара; с курагой, а также различными ягодными начинками (черника, земляника, клубника, малина, костяника, красная смородина и пр.).

Распространены в данном селе и лепешки с наливкой – тесто, покрытое взбитыми с сахаром яйцами, а также лепешка, посыпанная сахаром – обязательный атрибут поминальных обедов в Каге.

Каравайчик нетрадиционной формы. Кага, 2015 г. Пирожки – это пирог в миниатюре. Каравайчики, или дружная семейка, напоминают маленькие пирожки со сладкой начинкой, которые выкладываются в смазанную маслом форму, где они выпекаются в виде цельного пирога,  в готовом виде легко разделяемого на секторы. Каравайчики в селах Авзян, Кага, Узян готовят с начинкой из черемухи и сахара, с изюмом, повидлом, карамелью и др.

Несладкие пироги также являются непременным блюдом, которое готовят в праздники семейного и обрядового цикла. Существовали специальные пироги, которые в регионе пекли на случай, в дни особенных событий. Так, традиция приготовления курника на свадьбу в русских селах Башкирии практически не сохранилась – о ней лишь вспоминают и говорят старожилы. Курица, как известно, являлась символом плодородия, поэтому курник в прошлом всегда присутствовал на свадебном столе русских семей горнозаводского района. Сегодня, как и раньше, на свадьбу хозяйки обязательно пекут свадебный калач – каравай. Им благословляют родители молодых перед венчанием, а также встречают их дома после свадебного застолья.

По рассказам информантов, на зубок (так в селах называли первое посещение родственниками малыша по причине появления у него первого зуба) в Каге выпекали пирог с изюмом и, заходя в дом, ставили его как можно выше, на брус печки, «чтобы ребенок вырос большим».

Курник. Уральская Галина Ивановна, 2015 г., село Кага А вот на поминальные обеды здесь готовят закрытые пироги с капустой и рыбой, с начинкой из риса и рыбы, с рублеными грибами и картофелем. В дни семейных торжеств в селе Кага и сегодня пекут закрытый пирог круглой формы из картофеля, мяса и лука. Как правило, выпекают его в круглой форме типа сковороды.

Тесто готовят пресное – на основе натурального жира или вытопленного сала.

Практически ушли из бытования и употребления в пищу жаворонки и косняки. В 90-е гг. хлебцы в виде жаворонков еще пекли, но уже в исключительных случаях, как правило, в качестве ритуального элемента сценической «встречи весны» в местном ДК. Косняки – треугольные пирожки с начинкой из яиц и лука, традиционно выпекаемые на Троицу, готовят в настоящее время в отдельных семьях сел Верхний Авзян, Кага, Тирлян, однако традиционная, треугольная форма, не всегда выдерживается в исконном виде. Сегодня это пирожки обычной формы с начинкой из вареных яиц, зеленого лука, приправленных солью, сметаной или майонезом.

Сейница, начало XX в. Кага, 1999 г. Приемы приготовления теста для пирога в регионе вырабатывались веками. Складывалась традиция применения специальной посуды и утвари: квашня, сито, сейница, квашейник и др. Выпекали пироги в русской глинобитной печи на специальных противнях, смазанных животным или растительным  жиром. Для придания пирогу золотистой корочки сверху смазывали яйцом или сметаной. Выпекание пирогов на жару и одновременное паровое воздействие делало выпечку более полезной, пышной, равномерно пропеченной.

Осипова Н.В, 1957 г.р. Печь 1968 г. Некоторые виды выпечки стали своеобразными символами праздников в русских селах Белорецкого района: блины (прощеное воскресенье, завершающее масленичную неделю); печенье жаворонки (День Сорока мучеников); пасха (в народе «калабушек»), кулич (Пасха и Красная Горка); пирожки с ягодами (Петров день); косняки (Троица); пироги с картошкой и грибами, рыбой и капустой (Сипенька – третий день после Троицы); пироги калинники (Иван Постный в селе Узян); курник (ссыпки на Семенов день, день Кузьмы и Демьяна, Филипповское заговенье); хлебцы в виде крестов (Крещение).

Своего рода символами русского горнозаводского населения русских сел Белорецкого района стали калинники – сладкие пироги с калиной.  Как рассказывают жители, изначально их пекли путем замешивания ржаной муки, солода и высушенных, заранее выпаренных ягод калины. В селе Узян калинники традиционно готовили на престольный праздник в селе Узян – Иван Постный, который отмечался 29 августа (11 сентября). Готовый пирог перевязывали мочалом и ставили в печь. Сегодня калинники пекут в Узяне, Каге по типу открытого пирога с начинкой поверх теста из калины, сахара и повидла. Подобные блюда за границами сел и воспринимаются как локальный бренд территории.

Материал подготовила Лосеева И.В.
При использовании размещенных материалов ссылка на сайт обязательна

Праздничный костюм молодки / молодушки (первая половина XX в.)

Молодка / молодушка – женщина в первый год замужества до рождения первого ребёнка.

Основу костюма составляет красная /алая/ бардовая юбка с двумя «уборками» (оборками). Впервые такую юбку девушка надевала в 15-16 лет, что символизировало её совершеннолетие, готовность к вступлению в брак. Также важными элементами девичьего костюма, маркирующими её брачный возраст, являлись рубаха и запон с одинаковой вышивкой, называемой в местной традиции «калинка» – трансформация виноградья. Виноград – символ жизни, продолжения рода в народной культуре южных славян. Природно-климатические условия Урала трансформировали мотив винограда в кисть калиновых ягод, как наиболее схожих по внешнему признаку (резной лист, множество ягод на ветке) и хорошо известных в южноуральском регионе.

Отличительным элементом девичьего костюма от костюма молодки/молодушки является головной убор, в регионе называемый «чехлушка». Шапочка с «гашником» (верёвочкой), сверху шапочки повязывали платок, сложенный с угла на угол в два ряда, который переплетали на затылке в узел, концы платка выставляя вперёд «как рога».

Такой головной убор надевали на невесту после венчания или брачной ночи, что символизировало переход девушки в другую социовозрастную группу женщин-молодок.

«Шёлковые платки были, их на невесту завязывали как вроде два рога» (Верхний Авзян, запись 1997 г.). «Если на ком увидишь стоячие концы платка, – значит, это молодушка» (Кага, запись 1996 г.).

В начале XX в. основу праздничного девичьего костюма составляли сарафан, белый запон и пояс.

«У меня запон-то белый,

На запоне-то петух.

Мой милёнок – трактористом,

А недавно был пастух.

(Верхний Авзян, запись 1938 г.)

Праздничный запон Бочаровой Т.И., 1912 г.р., Верхний Авзян Праздничный запон Бочаровой Т.И., 1912 г.р., Верхний Авзян Праздничный запон Симаковой Л.А., 1937 г.р., Верхний Авзян

«Уж ты, милая моя,

Чистая потема,

Кружева оторвала

От чёрного запона»

(Верхний Авзян, запись 1938 г.)

 

– «Мамонька, барды, барды!

– Тятенька не купит.

– Без бардовой юбочки

Никто меня не любит»

(Ломовка, запись 1997 г.)

Юбка с двумя оборками Яковлевой П., 1901 г.р., Верхний Авзян Рубаха праздничная с вышивкой калинка (верхняя часть рукава отрезана) Засовой В.М., 1919 г.р.. Верхний Авзян Платок свадебный (шёлковый («камлотовый») сиреневый с переливами) Платоновой А.И., 1927 г.р., Нижний Авзян. Платок свадебный (шёлковый бардовый) Бочаровой Т.И., 1912 г.р., Верхний Авзян

«Я надену юбку розву,

Полушалок голубой,

Погуляю по Авзяну,

Не полюбит ли какой?

(Верхний Авзян, запись 1938 г.)

 

Реконструкция девичьего праздничного костюма. Работа выполнена студентами техфака МаГУ. Выставка «Девичество в традиционной культуре», Якты-Куль, июль 2014 Свадебный сарафан Ермиловой П.Я., 1895 г.р, Верхний Авзян Узян, 1930-е годы Колесникова Е.П., 1915 г.р., в своем девичьем костюме, Узян, 1996 г.

Материал подготовили Моисеева С.А., Дерябина Е.Б.

При использовании размещенных материалов ссылка на сайт обязательна.

 

Новогодние колядки

Зимний календарь в горнозаводских селах представлен основными датами христианских праздников: сочельник 24 декабря (6 января) как завершение шестинедельного рождественского поста, Рождество 25 декабря (7 января), Крещение 6 января (19 января).

Вечером под сочельник выходили петь коляду. Сотрудниками лаборатории народной культуры в экспедициях собраны разные типы колядных песен: песни-величания хозяина, его семьи с пожеланием богатства и благополучия, шуточные колядки. Величальные песни исполнялись группой девушек, которые объединялись в уличные хороводы и обходили дома. Но когда хозяева приглашали, заходили в дом.

 Из рассказа Бешкоревой А. Г., 1919 г.р. (село Узян, Белорецкий район, запись 1996 г.).

«Первым идет Новый год, потом Коляда, за два дня до Рождества. На Коляду соберемся, дивно нас, нарядимся поплоше и идем, ночью-то не видно, по дворам, по знакомым и поем. На Коляду не рядились и лицо не мазали. Просто оденешься и поешь:

Коляда пришла

Уперед Рождества,

Уперед Масленицы.

Мы ходили, мы искали,

Коляду святую.

Мы нашли Коляду

У Бешкоревых (например) на дворе.

Как Бешкоревых двор,

Поперед двора

Стоит бадья,

Бадья точеная, позолоченная.

Дай  вам, Господи,

Лошадушку с жеребеночком,

Коровушку с теленочком,

Овечку с ягненочком,

Свинку с поросеночком,

Дай вам, Господи.

Уж ты, тетенька, добра,

Ленку горстку дала,

А ты, дяденька, добер,

Нам копеечку припер.

Поем только «Коляду», и нам дают.

Седьмого идет Рождество. Встанешь утром, оденешься чисто, хорошо, сам умоешься чисто и к бабоньке в церковь. А в церкви поёшь молитву специальную: «Христе боже наш, воссияй, свет божий и разума». Всех поздравляешь. Потом домой и за стол, разговляешься и мясом, и всем. Гости приходят, поздравляют, целуют, обнимают. Утром ходили по домам старухи, какие шибко бедные … и пели «Рождество». В Рождество не рядились, не было такого порядка. Рождество – святой праздник, веди себя хорошо.

Потом до Крещения идут Святки. Вечером соберемся и айда гулять, нарядимся, с гармошкой идем. Без парней, одни девчонки да одинокие бабы. Нарядимся, разные юбки, одну выше, другую ниже, на голову платок или скатерку, чо есть. Морду занавесим, чтоб не узнали. В зверей парни вроде рядились. Да кто поймет в каких – шубу выворотят, измажут морду, и воют, и блеют, и орут, и всё. Кто мог, тот голос менял. Я – нет. Нарядились и баловались, песни пели, в окошки стучали. Стукнешь и отбежишь, хозяин или кто выглянет, а ты вскочишь, он испугается и заматерится. Парни баловали: и жопу выставят – выглянут из окошка, а он стоит, но так не нужно. Нехорошо. Ряженые как оборотни? Наверно, можно сказать. Не знаю. Кто пускал, заходили в дома, пели, плясали, хозяев смешили, ну баловались всяко. Шутошные похороны были один раз. Я на ферме работала, а у нас на Святки в деревне как раз проводы. А мы молодые, нам к парням надо, а начальник не пускает. Ну, мы со скуки положили одну. Укрыли её белой простыней, и давай выть в шутку, а потом взаправду. Прям по-настоящему. Начальник отпустил, говорит: «Катитесь к черту». Рядились и гуляли не каждый вечер; вначале и как соберешься на неделе, и последний вечер до Крещения, а после уже нельзя. А так по вечерам собирались, пряли и пели. Всё пели: и веселые, и грустные, старинные. Сейчас не рядимся; только, кто оденется мудрено, то говорят: «Ты чо как святка собралась?» А после Крещения уже всё – Христе Боже окрестили все, уже нельзя. А на Крещение воду святили, её пили – она как святая делается. Кто купается».

Видеоклип «Коляда»

Колядка, записанная от Бешкоревой А.Г., лежит в основе аудио-трека. Современный распев был предложен вокально-инструментальной группой Арт Проект «Портреты Фа Диез» (г. Магнитогорск).